16. НИКОЛЬСКИЙ МОРСКОЙ СОБОР

Никольская площадь

Бело-голубой с золотыми куполами храм и его грациозная колокольня были возведены на Морском полковом дворе в 1753— 1762 годах С.И. Чевакинским. Крестообразный центрический план собора и его пятиглавое завершение, насыщенная пластика форм и сочный декор фасадов характерны для петербургских церквей зрелого барокко. Облик здания во многом близок стилю Ф.Б. Растрелли, но отмечен неповторимым своеобразием, а некоторые особенности роднят его со старорусской архитектурой. Равноконечный крест плана усложнен промежуточными выступами, на которых установлены боковые главы. Они отнесены от центрального купола и сходны с ним по размерам, что придает пяти-главию монументальную полновесность и пространственную широту без резкой устремленности ввысь. Объемность, скульптурность здания подчеркнуты пучками трехчетвертных колонн, причем среднюю из них Чевакинский, в отличие от Растрелли, ставит на

Никольский (Морской)собор самый угол — по обычаю русских строителей XVII века. Следование отечественной традиции и учет северного климата проявились и в том, что собор сделан двухэтажным — с зимней (отапливаемой) церковью внизу и летней наверху. Пилоны дробят внутри оба этажа на семь нефов и множество ячеек. После невысокой и полутемной нижней церкви особенно сильное впечатление, по контрасту, производит верхняя: она наполнена светом, пронизана движением пространства, увлекаемого вверх, в подкупольные барабаны. Главный иконостас, вырезанный мастером И.Ф. Канаевым, решен в виде колоннады, увитой гирляндами.

Изумительной стройностью привлекает четырехъярусная колокольня. Противопоставление вогнутых и выпуклых объемов сообщает ей особую пластическую выразительность. Вертикальная динамика подчеркнута облегчением форм ордера по ярусам и легким шпилем, напоминающим о раннем петербургском строительстве. Утонченный силуэт колокольни над гранитной набережной Крюкова канала — одна из самых лиричных и живописных картин Петербурга. Кажется, так все и было изначально задумано зодчим. Между тем собор и отдельно стоящая колокольня строились на обширной открытой площади, а канал и сад появились здесь позднее.

17. ВЛАДИМИРСКАЯ ЦЕРКОВЬ

Владимирский пр., 20

Один из поздних памятников петербургского барокко, возведен в 1761-1769 годах. Но проект храма мог быть составлен раньше, а его автором был, очевидно, П.А. Трезини. Общая стилистика и многие детали церкви имеют черты сходства с произведениями Ф.Б. Растрелли. Однако из всех петербургских храмов той эпохи она ближе всего к старорусской схеме пятиглавия. Пять цилиндрических барабанов завершены луковичными главами. Они образуют на редкость цельную композицию, в которой весомая скульптурность объемов сочетается с подчеркнутой живописностью плавных линий и гармоничного силуэта. Крестообразная в плане двухэтажная церковь с изогнутыми внутренними стенами позднее, в 1830-1831 годах, была расширена пристройкой западного притвора, убедительно стилизованного архитектором А.И. Мельниковым в барочных формах. Великолепный иконостас в стиле барокко был перенесен из Аничкова дворца.

Рядом с церковью высится могучая вертикаль колокольни. Она возведена в 1780-1783 годах Д. Кваренги в характере палладианского классицизма. Два восьмигранных яруса увенчивала открытая ротонда. В 1848 году Ф. И. Руска надстроил колокольню четвертым ярусом.

18. АНДРЕЕВСКИЙ СОБОР

Большой пр. В.О., 21

Заложен по проекту А.Ф. Виста на месте сгоревшей деревянной церкви в 1764 году, но через два года обрушились купола собора, и архитектор за эту неудачу поплатился арестом. Сооружение храма и колокольни было полностью закончено только в 1786 году. Таким образом, это последний и, можно сказать, запоздалый пример столичного барокко. Структура здания необычна, здесь соединены разные композиционные приемы. Общая трехчастная схема с колокольней, «трапезной» и собственно церковью на одной оси следует типу «корабля». При этом храм представляет собой неправильный квадрифолий (четырехлистник) с округлыми боковыми выступами, вторящими алтарной апсиде. Еще одна особенность собора — ложное пятиглавие. Массивный восьмигранный барабан несет граненый купол, фонарик и миниатюрную маковку. Его обступают четыре тонкие башенки сильно вытянутых пропорций. Здесь, как и в Сампсониевском соборе, мы встречаем упрощенную, гротескную реплику Смольного собора. Но башни не слиты с центральным барабаном, а поставлены отдельно, как в предварительном проекте монастыря Ф.Б. Растрелли. И если в Смольном они служили звонницами, то в Андреевском храме это глухие объемы с ложными проемами. Пятиглавие главенствует в общей композиции. Тяжеловесная колокольня с вогнутыми сторонами и выступающими угловыми гранями типична для зрелого барокко напряженной пульсацией масс. Вытянутый купол колокольни создает переход к шпилю, похожему на шатер.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒