Исключительный интерес представляет скульптурный ансамбль Адмиралтейства, сконцентрированный на центральной башне: великолепные группы нимф (Ф.Ф. Щедрин), горельеф «Заведение флота в России» (И.И. Теребенев), статуи античных героев, 28 аллегорических статуй и различные рельефы. Монументальная скульптура сообщает зданию возвышенно-героический характер. Адмиралтейство признано самым совершенным творением высокого классицизма, или стиля ампир, в России. По выразительности, глубине и силе образа, чеканной отточенности композиции, спаянности архитектурных и скульптурных форм оно осталось непревзойденным. Градостроительное значение Адмиралтейства было заметно снижено в 1870-1880-х годах, когда перед его главным фасадом был разбит Александровский сад, а двор со стороны Невы застроен многоэтажными домами.

ПОЗДНИЙ КЛАССИЦИЗМ (АМПИР) 1810-1830-е годы

После Отечественной войны 1812 года и победы над Наполеоном в петербургской архитектуре зазвучала тема военного триумфа. Торжественная парадность, монументальное величие и выразительность скульптурного декора — черты стиля ампир, воплощавшего могущество Российской империи. Это было время наивысшего взлета петербургского градостроительства, когда создавались или завершались грандиозные ансамбли, проводилось целенаправленное преобразование всей городской среды.

В последнее десятилетие правления Александра I и в начале царствования Николая I крупнейшим зодчим России был Карл Иванович Росси (1775-1849). Итальянец по происхождению, он профессионально сформировался в Петербурге, начав свою деятельность под руководством В. Бренна. Творчеству Росси свойствен широчайший диапазон: он прокладывал улицы и устраивал площади, возводил административные здания, дворцы и павильоны, проектировал всю отделку интерьеров. Но в первую очередь он был градостроителем, непревзойденным мастером архитектурного ансамбля. Самая сильная сторона Росси — искусство организации пространств, которые он стремился охватить сплошными единообразными фасадами, одновременно раскрывая эффектные видовые перспективы. Эти приемы воплощены в ансамблях Михайловского дворца и Александринского театра, зданиях Главного штаба, Сената и Синода. Сохраняя ясную логику строгоклассицистических композиций, архитектор придавал им особую торжественность и репрезентативность, пластическое богатство, постоянно вводя монументальную скульптуру. Росси блистательно завершил великую эпоху русского классицизма, но наметившиеся у него сдвиги к фасаднос-ти, монотонности и декоративизму оказались симптомами близкого заката стиля.

Василий Петрович Стасов (1769-1848) в большей степени следовал заветам А.Д. Захарова и других мастеров монументального плана. Он акцентировал четкие и лаконичные объемы, чистые плоскости стен, часто обращался к суровому дорическому ордеру, подчеркивая мощь архитектурного образа. В церковных сооружениях (Спасо-Преображенский и Троицкий соборы) Стасов следовал традиционному типу пятиглавого крестовокупольного храма.

Величайший собор Петербурга — Исаакиевский — возвел француз Огюст Рикар де Монферран (1786-1858). Ученик Ш. Персье и П. Фонтена, он приехал в 1816 году в Россию, где стал последним выдающимся представителем ампира. Его поздние работы, включая отделку Исаакиевского собора, характерны отходом от единого классицистического стиля, распавшегося в 1830-х годах.

41.    ПАВЛОВСКИЕ КАЗАРМЫ

Марсово поле, 1

Казармы лейб-гвардии Павловского полка возведены в 1817-1819 годах с использованием стен бывшего Воспитательного дома (1780-е, Ю.М. Фельтен) и примыкавших к нему домов. Это одна из первых в Петербурге значительных работ В.П. Стасова. Протяженный (155 м) основной корпус обращен к Марсову полю, служившему средоточием военной жизни столицы — здесь проходили воинские учения, смотры, парады, а также праздничные гулянья горожан. Главный фасад организован наподобие крыльев Адмиралтейства: центральному двенадцатиколонному портику дорического ордера здесь также аккомпанируют боковые шестиколонные. Правда, формы их завершений иные, в частности, над средней колоннадой помещен не фронтон, а ступенчатый аттик — такой элемент получит большое распространение на последней стадии петербургского классицизма. Фасад по Миллионной улице отмечен десятиколонным портиком. В центре главного корпуса устроен церковный зал с ионической колоннадой. Крупный, подчеркнуто монументальный строй композиции, сильная пластика ордера придают мужественный характер зданию казарм, задающему тон в ансамбле Марсова поля.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒