Исаакиевская пл., 11

Сооружено в 1911-1913 годах по проекту выдающегося немецкого архитектора Петера Беренса. Он создал сильный и убедительный образ официального здания объединенной Германии. Как и в некоторых его синхронных работах, ведущей темой является упрощенный и трансформированный классический ордер. Частый равномерный шаг 14 высоких колонн объединяет фасад. Законченность композиции подчеркнута тем, что колоннада заключена в гигантскую раму, образованную антаблементом и боковыми пилонами. Все формы геометризованы, обобщены, подчеркнуто весомы. Снаружи здание полностью облицовано красным финляндским гранитом. Вестибюль, парадная лестница и приемные залы также выдержаны в характере модернизованной классики, с выявлением элементов железобетонных конструкций. Росписи выполнил художник Г. Вагнер. В контроле за постройкой принимал участие молодой Л. Мис ван дер Роэ (один из величайших архитекторов XX века). Несмотря на проявленный Беренсом градостроительный такт и классицистическую ориентацию, большинство петербургских архитекторов приняли его произведение критически. С началом Первой мировой войны здание стало пугающим символом тевтонской мощи и имперских амбиций. С него сбросили монументальную скульптурную группу работы Э. Энке, изображавшую двух могучих юношей с конями. Впоследствии это здание оказало сильное воздействие не только на немецкую, но и на ленинградскую архитектуру 1930-х годов, особенно на работы Д.П. Бурышкина (здания на Херсонской ул., 12, Малоохтинском пр., 80 и 82) и Н.А. Троцкого (Дом Советов).

86.    ДОХОДНЫЕ ДОМА К.И. РОЗЕНШТЕЙНА

Большой пр. П. С., 75, 77

Новый дугообразный отрезок Большого проспекта был проложен в 1910 году по плану гражданского инженера К.И. Розенш-тейна и застроен в течение нескольких лет. Два дома Розен-штейна, подобно домам Маркова на Каменноостровском проспекте, были начаты по проектам владельца, которые в ходе строительства полностью переработал А.Е. Белогруд. Вводя монументальный палладианский ордер в композицию дома 77 (1913), Белогруд следовал примеру В.А. Щуко. Сильную пластику архитектурных форм продолжают горельефы и статуи над парапетом (скульптор В.Ф. Разумовский). Редким своеобразием

Дома К.И. Розен-штейна отличается дом 75 (1913-1915), выходящий на небольшую площадь Льва Толстого. Его главная примета — две шестигранные башни, придающие зданию особую выразительность и эмоционально-романтическое звучание. Здесь Белогруд не стремился к стилевому единству. Нижний ярус прорезан крупными стрельчатыми арками, напоминающими о готике. На глади стен выделяются рустованные наличники, эркеры и балконы на гипертрофированных кронштейнах. Смещение уровня окон на южном фасаде объясняется включением в постройку стоявшего здесь старого дома. Свободные и смелые вариации мотивов готики и ренессанса сообщают неповторимую многозначность экспрессивному образу «Дома с башнями».

87. ДОМА ОБЩЕСТВА «НОВЫЙ ПЕТЕРБУРГ»

Железноводская ул., 19, 34; пер. Каховского, 2

Эти неоклассические здания интересны, прежде всего, как фрагменты крупнейшего градостроительного замысла начала XX века. В 1898 году было основано общество «Новый Петербург», планировавшее сформировать огромный жилой район на несколько сотен тысяч жителей у Финского залива в пустынной западной части острова Голодай (ныне остров Декабристов). Наиболее активно деятельность общества развернулась в начале 1910-х годов с участием итальянского предпринимателя Р. Гуалино. Проект планировки района разработали И.А. Фомин и Ф.И. Лидваль. Система трех улиц-лучей, пересеченных дуговыми проездами, была своеобразным отражением генерального плана центра Петербурга. Блестящий проект ансамбля площади (ныне пл. Балтийских Юнг), составленный Фоминым, впечатлял монументальным величием и цельностью стиля. Расположенные по дуге пятиэтажные дома соединялись колоссальными колоннадами, торговые корпуса обступал сплошной фронт колонн. Ансамбль этот не был осуществлен. В 1912-1914 годах Фомин успел возвести на площади только одно здание с мощными, растущими от земли пилястрами (пер. Каховского, 2), а вместо торговых корпусов Лидваль построил дома дешевых квартир (Железноводская ул., 19 и 34), трактованные в прозаически упрощенных классицистических формах. Дальнейшие работы оборвала Первая мировая война. «Новый Петербург» остался несбыв-шейся мечтой.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒