92.    ПЕРВЫЙ ЖИЛОЙ ДОМ ЛЕНСОВЕТА

Наб. р. Карповки, 13

Плавному повороту реки Карповки эффектно вторит дугообразный фасад большого жилого дома, возведенного в 1931-

Дом-коммуна Общества политкаторжан

Первый жилой дом Ленсовета

1935 годах для советской элиты Е.А. Левинсоном и И.И. Фоминым (сыном И.А. Фомина). Композиция построена на противопоставлении трех основных объемов: центрального, вогнутого, и двух прямоугольных боковых, поставленных несимметрично. Над террасой проходит открытая галерея на легких круглых столбах, в глубине ее расположены детские учреждения со сплошной стеклянной стеной. Вертикальные ряды лоджий образуют укрупненный ритмический строй фасада. Игра объемов, прямых и острых углов, чередование светлых поверхностей и затененных впадин, контраст легкой прозрачной галереи и вышележащего основного массива — все это выражает типичную для ленинградского конструктивизма тягу к повышенной экспрессии и формальной остроте. Вогнутая форма фасада была обусловлена также желанием увеличить длину корпуса, обращенного к реке, на юг. Как солнечная батарея, он аккумулирует свет и тепло. Квартиры разной вместимости — от двух до шести комнат, некоторые сделаны в двух уровнях.

93. КИРОВСКИЙ РАЙСОВЕТ

Пр. Стачек, 18

Здание, построенное в 1931-1935 годах по проекту Н.А. Троцкого, завершило формирование общественного центра Кировского района. Впечатляющий образ конструктивистского сооружения проникнут динамизмом, экспрессией, монументальной силой. Эти качества творческой индивидуальности Троцкого отмечены печатью влияния Э. Мендельсона. Асимметричная композиция и форсированный силуэт построены на сочетании горизонталей и вертикалей, прямоугольных, цилиндрических и дугообразных объемов. Основному протяженному корпусу контрастно противопоставлена угловая 50-метровая башня. В глубине участка корпуса соединены длинными галереями на столбах, что придает комплексу особую пространственную остроту и многообразие ракурсов восприятия. Внутренний каркас позволил использовать в чистом виде мотив сплошных ленточных окон, который в ленинградском конструктивизме чаще имитировался. Схематичный портик главного фасада и разделка цементной штукатурки под руст — симптомы грядущего поворота вспять, к модернизации неоклассических форм. Здание райсовета формирует южный фронт обширной площади. Угловая башня воспринимается в дальней перспективе проспекта Стачек и служит ведущей доминантой района.

Башня и зал заседаний Кировского райсовета

ОТ НЕОКЛАССИКИ К ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ

АРХИТЕКТУРЕ 1930-е-— 1980-е годы

Уже в начале 1930-х годов в советской архитектуре произошел крутой поворот к освоению классического наследия. Идеология сталинской империи требовала монументального и представительного стиля, прообразы которого виделись в классике. В условиях тоталитарного режима ему не могло быть альтернативы. Конструктивизм и другие новаторские течения стали эстетическими и политическими изгоями. Если для принципиальных поборников новой архитектуры это означало творческую трагедию, то для многих ленинградских зодчих, особенно старшего поколения, возврат к традиции оказался естественным и даже желанным.

В 1930-х годах в Ленинграде получила распространение упрощенная монументализированная версия неоклассики, опиравшаяся на концепцию «пролетарской классики» И.А. Фомина и на приемы П. Беренса, воплощенные в его петербургском сооружении. Этот вариант стиля представляли главным образом Н.А. Троцкий и Д.П. Бурышкин. Иной вариант модернизации классики разрабатывали Е.А. Левинсон и И.И. Фомин. В архитектуре предвоенных и особенно послевоенных лет, когда «сталинский ампир» достиг своего апогея, последовательно нарастали черты помпезности и деко-ративизма. Во внешней парадности зданий запечатлелись и торжество Великой Победы, и пафос возрождения города после блокады. Значительный вклад в строительство 1930-1950-х годов внесли


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒