План центральных площадей в первой половине XIX века

Главный штаб и Александровская колонна. Фрагмент литографии по рисунку И. И. Шарлеманя. Середина XIX века

Центр города. Фрагмент генерального плана Петербурга. 1828

самблей Михайловского дворца, Александринского театра) сопровождалось прокладкой улиц и устройством площадей, организацией или развитием видовых перспектив. Росси входил в состав Комитета строений и гидравлических работ, основанного в 1816 году, спустя двадцать лет после ликвидации Комиссии о каменном строении. Комитет под председательством инженера

А. де Бетанкура последовательно контролировал планировку, застройку, гидротехнические работы и благоустройство Петербурга. Акцент был поставлен на эстетической организации городского пространства. Локальные задачи обязательно соотносились с обликом всей столицы: предписывалось соблюдать «правильность, красоту и приличие каждого здания в применении к целому городу».

Деятельность Комитета, наиболее активная в царствование Александра I, увенчала «золотой век» петербургского градостроительства — век классицизма. И если общий пространственный каркас города достался в наследство от XVIII века, то в его архитектурном облике задают тон ансамбли первой трети XIX века. Одно из последних важных градостроительных предложений той поры — проект перепланировки Петербургской (Петроградской) стороны (1831). Им определялась, в частности, прямолинейная трасса Каменноостровского проспекта с тремя круглыми площадями — схематично уменьшенный вариант Елисейских полей в Париже.

В середине XIX века, с наступлением эпохи эклектики, градостроительные мероприятия утратили былой размах и ансамблевую направленность. Появились лишь немногие новые планировочные узлы: Благовещенская площадь у Невы (пл. Труда), Знаменская площадь (пл. Восстания) перед Московским вокзалом. Прокладывались второстепенные улицы, но ведущим видом планирования стало урегулирование — выпрямление, расширение, продление — существовавших проездов. Общий план урегулирования Петербурга был утвержден в 1880 году. Сооружение постоянных мостов через Неву (первый из них, Благовещенский, открыт в 1850 году) улучшило связь между разными частями города.

Структура улиц, площадей и кварталов оставалась, в общем, прежней, но обрастала более плотной массой застройки. Она росла вверх, достигнув к концу XIX века пяти этажей, а в начале XX века — шести. Выше строить запрещалось — лимитом служил уровень карниза Зимнего дворца (23,5 м). Этим ограничением объясняется преобладающая горизонталь петербургских улиц. Плотность заполнения участков достигала предельно допустимых параметров — до 80% внутриквартальных территорий.

Развернулась борьба с «бесполезными» городскими пространствами. Простор старых площадей стал казаться чрезмерным, подавляющим человека. На них устраивались сады, парки, скверы. Зелень расчленила или частично поглотила пространства центральных площадей. Были засыпаны или перекрыты многие водные протоки.

В связи с бурной индустриализацией во второй половине

XIX века на периферии города стремительно разрасталась промышленная зона. Она тянулась вдоль Невы и ее рукавов, по сторонам Обводного канала, выходила к Финскому заливу. С 1837 по 1870 год в столице было построено пять вокзалов. Широкий веер рельсовых путей разрезал территорию промышленного пояса на сектора.

Кирпично-штукатурный характер застройки не претерпевал особых изменений. Правда, если в классицизме штукатурка покрывала ровные поверхности, то в эклектике она, вместе с гипсом, превратилась в самоценный слой многообразного насыщенного декора. «Палитра» отделочных материалов постепенно расширялась. Из Германии и Польши привозили песчаник для облицовки фасадов. С 1870-х годов вошел в употребление облицовочный кирпич, поставлявшийся в основном также из Германии. В начале


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒