Как уже говорилось, прототип духовой, или русской, печи, относящийся к III тысячелетию до новой эры, был глинобитным, то есть целиком вылепленным из густой глины. Такую печь древние печники лепили примерно так же, как гончары лепили керамическую посуду до изобретения гончарного круга. В некоторых райвремя (а). В зимнее время открывают другую задвижку (б). Тогда горячие газы из топливника идут не напрямую в трубу, а через ды-мообороты отопительного щитка, и воздух в помещении станет постепенно нагреваться.

В двадцать восьмом ряду перекрывают перетрубье и укрепляют вьюшку, а в двадцать девятом ряду устанавливают полудверку для вьюшки.

В тридцатом ряду объединяют дымовые каналы перетрубья и обогревательного щитка (а). В тридцать первом ряду выкладывают горизонтальный канал, идущий отдушника (б).

В тридцать втором ряду перетрубье и обогревательный щиток полностью перекрывают, оставив только прямоугольное отверстие для трубы.

Кирпичами тридцать третьего ряда наглухо перекрывают верх обогревательного щитка и перетрубья. Начиная с тридцать четвертого ряда, начинают класть трубу.

онах России глинобитные печи продолжали сооружать чуть ли не до середины XX века.

Печи обычно «били» в теплое время года, в начале или конце лета. Поэтому глиняный раствор быстро высыхал. И надо было торопиться бить печь, как говорят, одним духом, желательно в один день. Разумеется, одному человек и даже двум-трем справиться с подобной работой в столь короткий срок было не под силу. Поэтому глинобитные печи в отличие от кирпичных сооружали помочью, призывая на помощь соседей и знакомых.

Накануне печебитья хозяин заходил в каждый дом, где жили холостые парни и незамужние девицы, и приглашал их помочь ему сладить глинобитную печь. А если же кого-нибудь из них встречал на улице, то непременно говорил: «Прошу, пожалуй на печебитье!» Между тем хозяин должен был загодя приготовить в доме рабочее место и все необходимое для предстоящей коллективной работы: щиты, доски, бревна, различные деревянные шаблоны для формовки печурок, вьюшек и душников; кружало, с помощью которого формовали свод топливника и горнила; подготовить фундамент с опечком. Он обязан был запасти также необходимые инструменты (рис. 27). Инструменты для битья печи требовались самые простые - деревянные массивные колотушки двух видов. Одна колотушка представляла собой пест с длинным ухватистым черенком и массивным набалдашником на конце (рис. 27,

а), другая, называемая чекмарем, была по сути дела большим дере вянным молотком (рис. 27,6). Из прочного дерева изготавливали также трамбовку (рис. 27, в) и пест (рис. 27, г). Для выравнивания печных стен использовали скребок (рис. 27, д) и терку (рис. 27, е). Необходим был также большой нож, которым при необходимости срезали глину.

На следующее утро под руководством хозяина или же специально приглашенного мастера-печебоя молодые люди приступали к делу. Все начиналось с того, что привозили во двор глину и песок. Мас-тер-печебой определял пластичность привезенной глины по скатанному из нее и смятому между ладонями шарику, а также по жгутикам, обернутым вокруг деревянной скалки. В зависимости от результатов испытаний по его указанию добавляли в глину песок, затем лили воду и тщательно перемешивали лопатами. Полученный раствор разминали трамбовками и мяли ногами. Ритм работы сливался с ритмом песен, которые пели молодые люди. Когда глина с песком были хорошо перемешаны, монотонную подготовительную работу сменяла другая, более разнообразная, требующая не только силы, но также смекалки и сноровки. Работы хватало всем: одни носили на носилках глину, другие под присмотром мастера-печебоя устанавливали дощатые опалубки, затем закладывали в них глину и тщательно утрамбовывали, используя трамбовки, колотушки, песты и чекмари. Готовый корпус печи выравнивали скребками и разгла живали терками. Заканчивали пе-чебитье выведением трубы. После завершения работы хозяин обязан был устроить вечеринку, на которой девушек угощали пряниками, а парией вином.

Изготовление печи в деревянной опалубке. Если заранее уже было сделано деревянное или каменное опечье, то на нем прежде всего устраивали под. Настил из деревянных плах покрывали слоем

Рис 27

глины и утрамбовывали как можно плотнее. Сверху насыпали гальку или щебень и укладывали новый слой глины. Затем поверхность пода утрамбовывали как можно сильнее, уплотняя глину настолько, насколько это было возможно. При этом следили за тем, чтобы поверхность пода имела небольшой наклон в сторону будущего устья. На готовый под устанавливали кружало, называемое также свинкой. Кружало представляло собой очень прочный ящик с округлым полуци-линдрическим верхом. От него полностью зависела форма и размеры будущего топливника и форма его свода. Если при кладке русской печи из кирпичей кружало делалось разборным и вынималось после того, как был выложен свод, то для глинобитной печи такое кружало применялось редко. Ведь при глинобитной технике оно должно было выдержать значительные нагрузки от ударов чекмарей и трамбовок. При этом глина настолько прочно входит в различные неровности и щели, имеющиеся в древесине, что извлечь кружало бывает довольно сложно. Поэтому, когда делали кружало для глинобитной печи, заранее учитывали, что оно должно сгореть при обжиге печи.

В тех губерниях России, где не было леса и доски были дорогими, кружало для свода глинобитной печи выплетали из ивовых прутьев. Это было подобие большой корзины, повторяющей формы стенок топливника и его полу-цилиндрического свода. Плете ные кружала использовались уже в древности. Во время археологических раскопок в одной из землянок древнего Киева, построенной еще в XIII веке, была обнаружена глинобитная печь, духовая камера которой сделана с помощью каркаса, сплетенного из ивовых прутьев: их отпечатки были хорошо различимы на внутренних поверхностях глинобитных стенок. Под духовой камеры был выстлан черепками от керамической посуды и обмазан сверху глиной.

Известны случаи, когда для формирования духовой камеры применяли довольно-таки оригинальный и остроумный способ. Вместо кружала на под печи клали большой мешок с речным песком, обращенный узлом в сторону будущего устья. Когда печь была сбита и наступало время просушивать и обжигать топливник, узел мешка развязывали и высыпали часть песка в ведра и ушаты. После этого мешок «худел», и его можно было легко вытащить из топливника вместе с оставшимся песком. На месте бывшего мешка в печи оставалась полость с полуцилиндрическим сводом. Оставалось только залезть внутрь топливника, выровнять ножами и скребками его стены и углы, подправить свод так, чтобы он приобрел дугообразную форму.

Вслед за кружалом на поду и вокруг пода устанавливали дощатую опалубку, с помощью которой формовали стенки печи. Опалубка состояла из дощатых щитов.

Между ними и кружалом закладывали небольшими порциями глину, одновременно тщательно утрамбовывая ее. Когда уплотненной глиной кружало закрывали, сверху наращивали достаточно толстый слой глины. Ее утрамбовывали сначала колотушками-пестами, а потом чекмарями так, чтобы образовалась ровная горизонтальная площадка - лежанка печи. Будущую лежанку старались обработать как можно более тщательно, выравнивая и выглаживая ее поверхность всевозможными терками и скребками.

На следующем этапе формовали перетрубье с дымоходом. Полость дымохода получали с помощью гладкого бревна и досок. Бревно ставили вертикально на том месте, откуда должен был начинаться дымоход (чаще всего на шестке), обкладывали с четырех сторон досками и на некотором расстоянии от них устанавливали опалубку. По мере того как перетрубье росло, доски опалубки поднимались все выше и выше к потолку. Как только перетрубье оказывалось на уровне потолка, бревно через отверстие в нем вытаскивали на чердак. Доски, которыми было обложено бревно, оставляли внутри. По окончании работы и просушки печи их выжигали вместе с кружалом.

В боковых стенках печи ножом и широкими стамесками вырезали всевозможные ниши, так называемые печурки, используемые для сушки различных мелких вещей, например носков и рукавиц. На челе делали печурки для хране ния огнива или спичек, то есть всего того, что необходимо для разжигания огня. А впереди сооружали полукруглое устье. Начиная с потолка, трубу на чердаке выкладывали из кирпича-сырца. Но как только она поднималась над крышей, в ход шли уже обожженные кирпичи, способные противостоять воздействию влаги.

Если на дворе стояла сухая теплая погода, печь просушивали при открытых окнах и дверях в течение нескольких недель. Затем начинали понемногу протапливать. При первой топке прежде всего выжигали находящееся внутри печи кружало и оставшиеся в дымоходе доски. В прорезанное устье закладывали растопку и сухие дрова. Когда дрова разгорались, вслед за ними занималось кружало, а затем постепенно начинали выгорать находящиеся в дымоходе доски. Кочергой сбивали угли от сгоревшей древесины, освобождая от них свод печи.

Старые глинобитные печи делали чаще всего без применения каких-либо металлических деталей. Исключение составляли лишь заслонка и вьюшка. Однако в Сибири до конца XIX века трубу после топки вместо металлической вьюшки закрывали плоским камнем, так называемым плитняком. Закрывали трубу каменными задвижками не в избе, а на чердаке. Для этого там, в трубе, устраивалось специальное углубление. Разумеется, природный камень, имеющий шероховатую поверхность, не мог плотно прилегать к трубе. Поэтому, чтобы тепло не выходило из печи, каменную задвижку, перекрывающую дымоход, дополнительно засыпали сверху толстым слоем сухого песка. Ящик или кадка с песком всегда находились рядом с трубой. Печь из глиняных брусьев. Глинобитные печи можно возводить без деревянной опалубки из глиняных брусьев, содержащих минимальное количество влаги (рис. 28). Этот способ успешно используется и в паше время. Отдельные его приемы были, несомненно, заимствованы у плотников и каменщиков. Густой, но достаточно пластичный раствор глины выкладывают ровным слоем на щите из толстых досок и утрамбовывают до тех пор, пока не получится плита толщиной примерно 150 мм. Обрезав неровные края, плите придают прямоугольную форму (рис. 28, а) и разрезают на полосы шириной 200-250 мм. Каждую полосу делят на отдельные брусья длиной 300-500 мм (рис. 28, б). При необходимости срезы делают иод прямым или острым углом. Остроугольные брусья соединяют друг с другом «на ус», как это принято в плотницком деле. Другой плотницкий прием - «на шип» используется для соединения брусьев на углах печи (рис. 28, в).

Рис. 28

Чтобы соединить брусья друг с другом, нет необходимости смачивать их жидким раствором или водой. Для этого достаточно каждый укладываемый брус поколотить плоской колотушкой. Сильные удары колотушкой наносят как сверху бруса, так и по его бокам. После такой обработки брусья соединяются настолько прочно, что образуют единый монолит. Во время работы постоянно проверяют вертикальность стенок и горизонтальность укладываемых рядов брусьев.

Если вдруг возникает необходимость прервать работу до следующего дня, то верхние ряды кладки временно закрывают влажными тряпками, а затем полиэтиленовыми пленками. Эти меры позволяют сохранить в глине необходимую влажность. На следующий день защитные покровы с печи снимают и продолжают дальше бить печь. В стародавние времена подобную печь полностью выкладывали из брусьев, включая под и трубу. В наше время, как правило, под и трубу кладут из обожженного красного кирпича.

Стены готовой печи выравнивают скребком и затирают жидким глиняным раствором. Затем вырезают печурки и всевозможные декоративные элементы: ниши, филенки, балясины, а также, если входит в замысел, выполняют декоративную резьбу, а после сушки окрашивают и расписывают.